kagalny (kagalny) wrote,
kagalny
kagalny

Галковский вознес сам себя над Салтыковым-Щедриным

Оригинал взят у kosarex в Галковский вознес сам себя над Салтыковым-Щедриным
http://galkovsky.livejournal.com/256503.html
Идея опускать великих с расчетом самому возвыситься весьма тривиальна. Да что там великие? На проза.ру у себя и у других вижу специфическую публику - наезжают именно на посещаемых любителей писать в надежде, что тупой и безосновательный срач вызовет прилив интереса к их непосещаемым и не вызывающим интерес страницам. Галковский выше подобных граждан своей основательностью. Большая часть его популярности основана на затыкании ртов несогласным - может на работу написать обвинение в шпионаже или воровстве, может травлю в ЖЖ устроить, клаку имеет, заказные статьи пишет, а тут уж пиар обеспечен.

Управление соцсетями имеет много целей. Среди прочих целей - дискредитация неугодных либеральной общественности писателей. Создается пиар-волна из лжи и срача, заставляющая людей воображать, будто власть на самом деле уже что-то запретила. На этот счет могу сказать - всегда к подобным волнам надо относиться адекватно. Волна в ЖЖ это просто ерунда по сравнению с нападками на Пастернака, которые организовал Маршак с помощью Суркова и даже сумел для этого использовать дурь Хрущева. Тот в литературе не разбирался, поэтому смотрел на писателей с позиции оценки их положения в СП и репутации в стиле за совласть или недостаточно коммунистичен. Уж как тогда Пастернака извазюкали, так всё равно можно было вполне открыто держать у себя его стихи и читать. Поэтому купленная родителями ещё до травли книжка стихов Пастернака по сей день сохранилась и лежит у меня на полке. Тогда КГБ не пришло изымать Пастернака, сегодня ФСБ тоже не придет изымать Пастернака. Пугаться, волноваться и думать, будто эта книжка нечто позорное, лучше не стоит. Либеральная общественность гнобила Шолохова, а у нас спокойно стоял и стоит по сей день Тихий Дон на полке. Никто не приходил и не требовал поливать грязью Шолохова.

Помню, как травили Пикуля. Он оправдывает царизм, значит, злобный антисемит. А мне что? Читал я Княжну Тараканову, хотя больше мне понравился Реквием по конвою PQ-17. И сегодня могу сказать, что ничего антисемитского в прочитанном не увидел. А кто думает иначе, тот для меня просто идиот. Могу напомнить, что потом по одному из романов Пикуля видел телесериал. Речь шла о русских войсках, защитивших от турецких войск Армению. Спонсировали фильм евреи, а кто думает, что защита армянского населения во время Русско-турецкой войны 1877-78 гг. или взятие Шипки это злобная антисемитская акция, тот пуская сам варится в собственной дури.

Нет, я не просто допускаю, я знаю, что Солженицын многим неудобен разоблачениями большевистских репрессий. Но фокус в том, что запретить его нельзя. Нельзя даже выкинуть из списка рекомендованных для внешкольного чтения произведений. Поэтому мне и грустно, и смешно, когда я вижу прогнувшихся и пишущих в стиле - Солженицына не одобряю, но сталинизм не приемлю. Я вижу, что большинство обвинений Солженицына идет от бессильной злобы и никак не связаны с реальностью. Доказательство простейшее - большинство инсуниаций даже КГБ времен Андропова не использовало. Будь в них правда, уж точно не постеснялись бы. Точно также с желанием опорочить Булгакова или Чехова. Сволота она и есть сволота.

Но, вспомним Ильфа и Петрова про большой и малый мир. Есть большая политика, а есть надувные шарики ути-ути с надписью Наш ответ Чемберлену. В большом мире можно спокойно снять сериал по Мастеру и Маргарите, в малом мире Булгаков это наркоман, подлый враг советской власти, закоренелый антисемит и бездарь. В большом мире спокойно ставят Чайку или Вишневый сад, изучают Чехова в школе, в малом мире это бездарь, попирающий святыни либерализма. Галковский это человек малого мира. Он сам выбрал этот путь, сам решил писать заказные статьи и впаривать вздор в стиле Фоменко и прочую чушь. В данном случае он напал на Салтыкова-Щедрина, поскольку Салтыков-Щедрин актуален по сей день и заставляет думать.

Именно в конкретном посту Галковский использовал свой классический прием, предлагая читателю поспорить с ним. Идея проста - если не признать, что Галковский откровенно может врать и любит врать, то попадешь в ловушку. Вот классический прием -

Салтыков, как большинство людей его времени и его круга, испытывал особую тягу к карточным играм, но в отличие от Некрасова, как, опять же, большинство тогдашних людей, играл по маленькой (играть без денег в карты считалось бессмыслицей). Играл Салтыков очень плохо, потому что ему не приходило в голову блефовать, и он совершенно не учитывал психологию и манеру игры своих соперников. При этом игру он воспринимал как серьёзное дело, и проигрыши его очень раздражали. Проиграв, он никогда не считал, что в чём-то ошибся, и по-детски сваливал всю вину на партнёров. Хорошо знавшие его близкие стремились перевести дело в шутку. Игра с чужими неизбежно приводила к скандалу.

Нам предлагается найти тут противоречия, которые на виду. Человек, играющий по маленькой и проигрывающий, это не тот человек, который испытывает особую тягу к карточным играм. Нам предлагается заметить - Галковскому надо опозорить Салтыкова-Щедрина, поэтому он как бы не замечает, что идиотом от карточных игр был не Салтыков-Щедрин, а Достоевский. Но позорить Достоевского команды не было. Между тем, здесь всё вранье, а врагов у Салтыкова-Щедрина, ненавидящего писателя за его критические произведения, хватало. Человек тех времен ставил себя вне социального общения, если не играл в карты хотя бы по маленькой. Нас ловят на характерный момент - уж какая-нибудь истина в словах Галковского должна быть! Напротив, в словах Галковского часто истины вообще нет. В данном случае есть только чей-то треп.

Или вот ещё шедевр -


В последствие услужливыми художниками и ретушёрами образ доведен до библейского гротеска, так что Салтыков полностью потерял своё лицо.

Грустно вздыхаю, поскольку понимаю, как ретушировали при советской власти. Учтите, что ни одно фото Салтыкова-Щедрина в то время не могло быть натуральным, как в наши дни. Длительность экспозиции заставляла фотографов требовать сниматься нелепо, как на паспорт. Перед нами обычное постановочное фото без ретуши. Достаточно приглядеться и увидеть отдельные волоски не только на бороде, но и на голове и бровях. тени мягкие, а не подправленные карандашом. То есть, у Галковского враньё полное. А нас пытаются поймать на идее - пусть тенденциозно, но в этом что-то есть. Нет, есть только хуцпа от Галковского.

Остальное же на виду - посмотрите, люди добрые, вы читаете произведения негодяя, значит, они плохие, их читать нельзя, там всё плохо. Да вы присмотритесь внимательно, мать у писателя плохая, жена сука, как вы можете его читать?! Это не литературная критика, а типичный способ управления зависимыми людьми. Вы работаете в неком учреждении и узнаете, что начальство считает некого подчиненного плохим, значит, вам надо держаться от него подальше, чтобы не получит от начальства и коллег неприятностей. Литература не может держаться на барстве в стиле - Галковский начальник, остальные подчиненные. Но Галковский эксплуатирует страхи в душе рядового, зависимого от начальства, человека и далее делает смелый вывод.


Поэтому особой сатиры у русских, как это ни парадоксально, нет. То, что считается сатирой, на самом деле подростковый юмор.

О, к какому глубокому выводу пришел Галковский на основании идеи, что Салтыкову-Щедрину изменяла жена, мать обладала деспотизмом, у Салтыкова-Щедрина были конфликты с губернаторами по вопросам сбора налогов, благоустройства губернии и прочим делам. По сути это только перепевка его старой и далеко не оригинальной идеи - все дураки, кроме Галковского. А бедный читатель ошарашен претензиями на наличие фактов у Галковского и думает, что в этом что-то есть. Конечно, есть - я начальник, ты дурак. Эта идея красной нитью проходит через всё "творчество" Галковского, остальное только камуфляж.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments